Блог Леонида Третьякова
Авторские произведения: проза, поэзия, статьи и заметки
after.png after.jpg dedproba.jpg boo3.gif thoughts.png
Здравствуйте гости моего блога. Прошу принять активное участие в обсуждении моих произведений и оставлять свои комментарии. Ваше мнение очень важно.
Заранее благодарен.

Оймякон - Сарылах - Усть-Нера (продолжение)


Рубрика: Проза -> Мемуары
Оймякон - Сарылах - Усть-Нера (продолжение)
Рейтинг
3
Нравиться

Мне, кажется, что  работа  вахтовым  методом  была  бы  легче, чем  наши  условия. На  вахте  отработаешь  определенный  срок,  и  дается  отдых  на  какое-то  время.  А  мы  работали  по  2.5  года  непрерывно  от  отпуска  до  отпуска. Много  времени  уходило  на  поездки  с  работы  и  на  работу, если  хотел  видеться  с  семьей, детьми.  Было  бы  легче, если  семья  и  работа  были  в  пределах  одного  населенного  пункта.
    
           Коллектив  шахты  еще  только  складывался.  Специалистов  горняков с  рудников  не  было.  Приезжали  в  основном  с  Украины  шахтеры – угольщики. Да  и  то  не  специалисты, а  горнорабочие, простоявшие  какое-то  время  с  лопатой  у  конвейера  в  подземных  условиях.  А  на  рудниках  совершенно  другая  специфика  работы  и  другое  оборудование.  Стаханов  с  отбойным  молотком  здесь  бы  не  котировался  и  был  бесполезен.

         Был  организованы  учебные  курсы  по  подготовке  горняков  по  необходимым  профессиям, которыми  мне  довелось  руководить.  Практические  занятия  проводились  в  действующих  забоях.
     
        Проходили  как-бы  сортировку  почти  весь  будущий  коллектив. А  он  всё  более  и  более  разрастался.  Были  и  такие, что  после  получения  денег,  прекращали  выходить  на  работу, пьянствовали  и  занимали  места  в  общежитии.  Подгонялся  ГАЗ-66  с  будкой  к  входу  общежития.  Прогульщикам  вручались  трудовые  книжки, просили  их  занять  места  в  будке. Затем  они  доставлялись  в  п. Усть-Нера.  Рейсовых автобусов  до  Сарылаха  не  было  и  потому  возвратиться  они  не  могли.

         Главным  инженером  был  Антонов Ф.А. Затем, когда  Антонова  перевели  на  строительство  обогатительной  фабрики – Баргатин В.   Антонов Ф.А.  был  очень  активен  и  хороший  специалист, постигающий  практику  горного  дела  по  ходу  строительства.  Было  у  него  что-то  и  от  старых  северных  привычек, когда  в  основном  на  приисках  работали  заключенные.  Старожилы Севера  рассказывали:  идет  горный  мастер  по  рабочим  местам, а  за  ним  «бугай».  Не  выполнил  человек  норму  выработки – «бугай»  по  указанию  г/м  тут –же  его  наказывает  физическим  воздействием.  Так  вот  и  Антонов  этим  грешил.  Как-то  за  промахи  в  работе  избил  даже  горного  мастера.  Но  его  укоротили  немного.
  
           Коллектив  шахты  из-за  условий мест  проживания  был  в  какой-то  степени  разобщен. В  основном  общались  по  работе.  Живущие  в поселке  малосемейные  и  временно  одинокие  общались  и  в  быту  после  работы.  Семейные, проживающие  в  п.Усть-Нера,  не  имели  такой  возможности.

          Довелось,  и  пережить  гибель  горного  мастера  Ким, в  очистном  блоке, можно  сказать, по своеобразным горнотехническим  особенностям  условий  Севера.  Кроме  того  погиб  бульдозерист, работающий  в  ночное  время  на породном  отвале.

          Кроме  всего,  отложилось  на  всю  жизнь  радушие  Северян.  До  сих  пор  помню  и  благодарен  им.  Когда  уезжали  в  первый  северный  отпуск  и  так-как  у  меня  не  было  своего  жилья  на  «материке» - многие  бескорыстно  предлагали  отдохнуть  у  себя  на  родине, в  оставленных собственных  квартирах, расхваливая  свои  родные  места.  Потому  и  особых  проблем  не  было  куда  поехать.  За  отпуск  погостили  в  Сибири  у  своих  родных.  Пожили  в  Подмосковье  в  г.Ступино ( чтобы  поболтаться  по  Москве) у  родителей  Райковой Раисы  Федоровны (ОТиЗ), погостили  в г.Херсон  и  Н.Каховке  на  даче  у  Качурина  Егора  Андреевича (ОТиЗ).  Окончание  отпуска  провели  на  пляжах  Одессы  в  бархатный  сезон,  немного  пожив  первое  время  пока  не  нашли  место  в  гостинице, в  доме  у  Подгаевского Анатолия  Витальевича. В  конце  нашего  отпуска  он  и  сам  прилетел  в  Одессу, где  и  встретились. 

         В первый свой отпуск в течение 10-ти дней не могли вылететь из Усть-Неры в г. Якутск.   Сначала из-за погоды, затем из-за скопившихся пассажиров. Стали отправлять имеющих бронь в местах посадок в первую очередь, а с уже истекшим сроком брони оставлять в аэропорту. Хорошо мы на ночь возвращались в свою квартиру, а,  прибывшим с приисков, приходилось дневать и ночевать в аэропорту.

          Когда терпение иссякло, дали телеграмму министру гражданской авиации Бугаеву с жалобой. На следующий день прибыло несколько  дополнительных   Як-40  и  всех пассажиров вывезли  сначала в Якутск, а затем и далее.

          Приобрести билет при возвращении из отпуска уже из Одессы, тоже не могли в течение 15-ти дней, даже через знакомых с переплатой. Окончание  отпуска  оказалось  скомканным. Я  рано  утром  отправлялся  в  АвиаАгентство, а  жена  с  детьми  на  пляж. В  Агентстве  сложился  уже  коллектив  бедолаг – Северян.  В  очереди  были  первыми.  Делали  заказ  на  билеты – получали  отказ  и  расходились  к  семьям  на  пляжи  до  следующего  утра.  Когда  это  надоело, вспомнил  как  мы  «выбивали»  самолеты  в  п.Усть-Нера.  Предложил  Северянам  повторить  этот  способ.  Мне  не  поверили  и  не  поддержали.  Сказали, мол,  дай  телеграмму  от  имени  всех.  Но  на  почте  отказались  принять  телеграмму  от  имени  людей, лично  не  присутствующих  при
отправлении.

           Пришлось  отправить  телеграмму  Бугаеву  лично  только  от  себя, что опаздываем с детьми к началу занятий в школе, Москва не дает брони до Норильска и Якутска уже  15  дней. 
       
          На следующий день нам персонально  выдали авиабилеты с  бронью  вылета из Москвы в Якутск.  Даже  с  выбором  времени  вылета  из  Одессы  и  Москвы. А  до  этого  не  было  авиабилетов  даже  на  рейсы  Одесса – Москва.  Возможно,  билеты  расходились  по  заказам  санаториев  и  домов  отдыха, а  «дикарям», отдыхающим  без  путевок,  не  оставалось. 
           
В последний год помогал знакомому коллеге  Качурину  Е.А.   выращивать в теплице огурцы и зеленые помидоры. В теплице стояла бочка – буржуйка, которую надо было почти постоянно подтапливать. Привезенная земля была насыпана в длинные  короба  на стеллажах  высотой  1,2 м. от земли.

          Природа состояла из чахлых деревьев и кустарников. Плодородный слой оттаявшей почвы составлял не более метра, а далее был лед.
Если вездеход проходил по лесу и нарушал верхний слой почвы, то в последующем его след превращался в  болотистую траншею. 
И дороги там строились по особым правилам.  Чтобы дороги не превращались в жидкое месиво, сверху на нетронутую почву посыпался слой щебня и гравия, ни в коем случае не вскрывая верхний слой земли.
         
          Когда  на  шахте  готовили  площадку  под  обустройство  запасного  ствола, необходимо  было  снять  склон  сопки.  После  массового  взрыва  скважин  увидели, что  верхний  слой  почвы  составлял  не  более  1.5 м, а  ниже  обнажилась  линза  чистого  голубого  льда  около  9 метров.
             
        В  окрестностях было много грибов и голубики. Встретил один раз глухарей, видел лосей, оленей, видел следы медведя. Было  очень  много  зайцев. Говорили, что их добывали по сотне за охоту, устраивая облавы на островах  р. Индигирки, загонами из нескольких охотников.

          Но мне в таких побоищах принимать участие не довелось, так  же как и в крупных рыбалках. Не  было  свободного  времени  и  возможностей. О  чем  я,  как с  детства  фанат  охоты  и  рыбалки, болезненно  переживал.  Были лишь одиночные выходы на Индигирку с удочкой и самодельным «катамараном», выводящим  леску с крючками и «мушками» подальше от берега. Понятия «рыбная ловля на утренней или вечерней зорьке» не могло существовать.
Солнце не садилось за горизонт. О том, чтобы брать с собой своих сыновей, не могло быть и речи.
  
         Купаться в реке  Индигирке было невозможно даже после  принятия  внутрь  горячительного. Если моторная лодка с рыбаками или отдыхающими по какой-либо причине переворачивалась на воде – редко кто выплывал.

              Запомнился случай, когда  на  несколько  часов  терялся старший сын Сергей. Не предупредив жену, он на велосипеде проехал 60 км  по безлюдной щебеночной дороге среди сопок и чахлого леса  из  п.Усть-Нера  ко мне на шх. «Сарылах».
Часть пути проходила вдоль реки Индигирка по дороге, высеченной в скалах сопок.

            Однажды в пойме реки Индигирка нашли тело замерзшего зимой якута.  Он был на лыжах, в  зимней одежде. Сообщили о своей находке по телефону в милицию п. Усть-Нера. Ответили, что к нам выедет следователь, которому мы должны будем показать место нахождения тела. Но прошел месяц, другой и никто не приехал.
В августе, когда в конце лета  подтаивала  мерзлота и наступало половодье, тело смыло большой водой.
          
            Было еще несколько выездов по бездорожью, по руслам речушек,  для  страховки  на двух  машинах:  Урал, ЗИЛ-130  или  ГАЗ-66.  Ловили хариусов и ленков из-под глыб, не расстающего льда среди речушек. Жара, мы в трусах и сапогах и рядом глыбы льда. Своего  рода  экзотика.

           Однажды одна  из  машин, в кузове которой  находился и  я,  заглохла  при переправе в  речушке.
           Течение стало подмывать дно под колесами машины, и она стала крениться на один борт, грозя опрокидыванием. Мы могли оказаться в воде с неизвестными последствиями. Вброд добраться до берега с быстрым течением и низкой температурой воды было проблематично.
С трудом удалось  сначала перебросить один конец веревки на берег, с ее помощью подтащили трос с лебедки  Урала, зацепили за дерево и вытащили машину из реки. Хорошо, что на берегу, по ходу машин, уже находилась первая, благополучно форсирующая реку, машина со спутниками этого турпохода.  Тоже  есть  фото  этого  момента.

           Когда  до  официальной  даты пуска  шахты  в  эксплуатацию оставалось  менее  года, когда была организована служба вентиляции, буровзрывных работ, подготовлены специалисты из горных инженеров, которыми, я горный техник, руководил – попытался перейти на другую работу в другую организацию.
        
         Захотелось  более  комфортных  условий  работы. Жена  постоянно  высказывала  своё  недовольство  моим  постоянным  отсутствием  дома  и  малым  участием  в  воспитании  детей. Стал  побаливать  простудными  заболеваниями  младший  сын. И  я  не  имел  времени  для  удовлетворения  своих  пристрастий:  охоты  и  рыбалки.
       
        Сначала  пытался  перейти  в  ВГСВ.  Видимо, побоялись, что  я,  зная  все  изъяны  в  работе  шахты, смогу  воспользоваться  этим.  
        
        Затем  в  ВИГРЭ (Верхне Индигирскую геологоразведочную экспедицию),расположенную  непосредственно в  п.Усть-Нера. Там  брали  начальником  БВР.  Как раз заканчивался очередной срок 2.5-х  летнего срочного договора.

        Но руководство комбината «Индигирзолото» воспротивилось этому, и мне было заявлено: - Здесь ты будешь работать не там,  где ты хочешь, а там где ты нужен.–  Такое  уж  было  время. Не  помогло  и  обращение  к  дальнему  знакомому  из  Райкома  КПСС.
           
         Хотел  расторгнуть  договор  с  комбинатом  и  заключить  новый  с  ВИГРЭ.  Но  и  там  извинились, и  сказали, что  существует  негласное  соглашение  между  организациями – специалистов  не  переманивать  друг  у  друга.  А  потому, если  комбинат  не  даст  своего  согласия, они  не  смогут  принять  меня  на  работу.
            
И потому мне, заработавшему к этому времени максимальные основные северные надбавки, пришлось расстаться с Севером.
           
            Уехал  в  очередной  отпуск.  Семья  категорически  не  захотела  более  возвращаться  на  Север.  Жилья  в  центральных  районах  страны, где  их  можно  было  бы  оставить, а  самому  вернуться  на  Сарылах  (за  медалью, как  нам  обещали  за  наш  патриотизм –шутка),  не  было. Жена  была  сиротой.  У  меня  к  этому  времени  родителей  тоже  уже  не  было.  Оставить  их  где-либо  одних – вариантов  не  было.  Поэтому  на  пуске  шахты  не  довелось  присутствовать.  Нужно  было  думать  о  семье.  И  потому  пришлось  предложить  свои  услуги  тресту  « Свинецшахтострой»  в  Восточном  Казахстане, где  мне  сразу  предоставили  квартиру  в  новом  доме  и  работу.
         Такого  шанса  получения  жилья  на  «материке»  я  не  мог  упустить,  думая  о  семье.

            Если  бы  мне  разрешили перейти на работу в другую организацию, с проживанием рядом с семьей – остался бы на Севере может еще на десяток лет.  Хотя климатические условия были суровыми.

            Зимой круглосуточная ночь с морозами до -60*  без каких-либо оттепелей даже на день, два. Солнце кратковременно начинало появляться с конца февраля. Кратковременное лето – круглосуточный день, когда солнце даже на минуты не скрывалось за горизонт.  Зимой – почти  круглосуточная  ночь. 

           Перед  весной, когда  появлялось  солнце  и  температура  была  не  ниже  -25*, переходили  из  служебных  помещений  в  магазин, столовую,  даже  не  надевая  зимнюю  одежду.

В  одно лето, в  п.Усть-Нера  26 июня замерзли около 10-ти старшеклассников  во  главе  с учителем, вышедших в турпоход  через небольшой перевал на р. Индигирка. Одеты  были  соответственно  погоде  на  момент  выхода  в  легкую  одежду.  В ночь разыгралась снежная метель, и температура опустилась до – 10*.
По  непонятным  причинам  они  разошлись, так  как  находили  их  в  разных  местах.

          Питались на Севере крупами и сухим  картофелем и овощами.
Картофель  там не мог  расти из-за вечной мерзлоты, находящейся на небольшой глубине. Скота и обычной крестьянской живности не было. Мясо – в  основном, оленина. Или  любые всевозможные  консервы. Зато рыбы было  невпроворот:  мороженая кета, горбуша, голец, чир и даже байкальский омуль. На  снабжение  грех  было  обижаться.

        Однажды купили небольшие экземпляры  омуля, посолили и повесили в квартире посушить, подвялить громко будет сказано. Звонит мне жена на шахту и говорит: 
- Омуль-то испортился, пахнет уже. –
- Ты его до моего приезда не выбрасывай. На днях приеду и разберусь сам. А вообще-то слышал, что его с душком и едят. Но вы с детьми не рискуйте. – ответил ей.
Приехал, вспомнил про омуля и спросил:
- Ты что выбросила омуля?
- Нет. Мы его чуть-чуть попробовали. Он был очень вкусным и мы его съели. –
Так мне и не пришлось в жизни попробовать омуля с душком.

             Из северного быта запомнились еще и такие эпизоды. Зимой младшие школьники не ходили в школу при температуре -53*, но такая температура за -50* держалась декабрь, январь месяцы и ребятня вместо школы все равно проводило время на улице, закутав лицо шарфами, оставляя открытыми только глаза.
Видел это, проходя по улицам п. Усть-Нера, спеша попасть из одного закрытого теплого помещения в другое и сам закутанный до глаз.

            Для определения примерной температуры наружного воздуха, выйдя на улицу, резко выдыхали воздух изо рта – если слышался гул выдыхаемого воздуха, значит температура ниже -50*.

           На  наружных  работах  при  температуре  ниже  -50*,  рабочие  дни  актировались.  Но  на  Севера  люди  приезжали  на  заработки.  Потому  не  позволяли  себе  терять  месяц  безделья  и  работали.
           В  шахте, на  подземных  работах, актированных  дней  не  было.
          
          При  температуре  ниже  -60*  прекращались  полеты  рейсовых  самолетов  из  Якутска.  Движение  единственного  служебного  автобуса  на  шх.  Сарылах  не  прекращалось  при  любой  температуре.  И  дал  Бог, что  не  было  случаев  аварий  или  поломок  автобуса  в  пути.  При  отсутствии  сотовых  телефонов  и  какой-либо  связи – неизвестны  последствия для  пассажиров  зимой  в  таком  случае.  Водителем  автобуса  был, кажется,  Татараули.

          Все эти суровые условия бытия компенсировались высоким заработком, полугодичным отпуском раз в 2.5 года с бесплатным проездом, льготным северным трудовым стажем год за 1,5. Хотя существует  незыблемый юридический постулат: «Закон обратной силы не имеет», этот льготный стаж последующими законами был отменен для всех пенсионеров, имеющих такой стаж, и стал учитываться в календарном порядке.
          
           Однажды летом увидел, как сын Сергей с соседской ребятней играют в футбол, гоняя вместо мяча какой-то непонятный предмет. Заинтересованный подошел и увидел, что гоняют они человеческий череп. Сразу в голову пришли мысли о массовой безвестной гибели заключенных при строительстве Колымской трассы  и  ценности  человеческой  жизни  в  прошлые  времена.

            Из  мелочей  быта  запомнилось  отсутствие  мебели  в  магазинах.  Видимо, спроса  на  неё  не  было.  Человек  приезжал  на  заработки  и  не  планировал  жить  здесь  много  лет.  Вывести  мебель  и  подобное  приобретенное  имущество  на  самолете   не  было  возможности.  И  потому  каждый  мастерил  себе  сам  из  подручных  материалов, вплоть  до  шифоньеров, живя  в  спартанских  условиях.  Без  особой  роскоши  в  быту, так-как  считал  свое  проживание  временным.  Почти  не  видел  пенсионеров, доживающих  свой  век  на  Севере.  Зато  наблюдал их  в единичных  случаях, как  они  трудно  переживают  зимы.  В  смысле  здоровья.
     
       Удивлен  был  и  наличием  множества  тараканов  и  их  выживаемостью  в  экстремальных  условиях.  Когда  впервые  зашли  в  новую  квартиру  в  новом  доме, увидел  на  эл.плите  оставленную  строителями  тряпку.  Поднял  её, чтобы  убрать, и  вздрогнул  от  неожиданности.  Из  под  неё  стала  разбегаться  масса  тараканов.
   Летом, вместо  жуков, по  земле  бегали  тараканы.  Особенно  возле  теплотрасс.
   В  первый  отпуск, уже  на  « материке»  младший  сын, увидев  настоящего  жука,  громко  закричал:  « Мама,  мама, смотри…таракан !».  Было  немного  неудобно  перед  окружающими, слышавшими  этот  крик.  Вероятно, подумали:  из  какого  же  тараканьего  края  мы  прибыли. 

     Был  удивлен    присутствием  и  выживаемостью  в  таких  условиях    Бомжей. Человек  отрабатывал  летний  сезон  в  старательских  артелях  и  на  приисках.  Осенью  получал  расчет  и, вероятно,  не  устояв  перед  соблазнами  после  3-х  месячного  воздержания,  проматывал  его  в  злачных  местах.  И  средств  на  авиабилет  не  оставалось.  И  на  попутках  никуда  не  уедешь.
     В  аэропорту  г.Якутска  зимой  нельзя  было  попасть  на  улице  в  отапливаемый  туалет.  Он  ночью  был  забит  бомжами, стоящими, сидящими, лежащими, спящими.

 

Оставьте свой комментарий:

smile long face grin cool smile surprised wink downer grrr blank stare kiss tongue rolleye red face mad shut eye cool hmm love cool smirk cheese cool cheese sick cool grin angry rolleyes bug confused hmmm raspberry gulp hello alo devil angel ohh wait bear makeup chuckle clap oh oh bow LOL whew happy smirk yes no boks emo big surprise ok bad hands heart broken mail flower rain sun clock nota cinema mobile coffee pizza money power pie beer glass dance ninja star tongue laugh tongue wink zipper shock cool mad tmi fubar rock vampire snake excaim question

Используйте нормальные имена. Чтобы оставлять комментарии без ввода капчи, просто зарегистрируйтесь на сайте как постоянный читатель.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация MaxSiteAuth. Loginza

(обязательно)